Памяти Святейшего Патриарха Алексия II
Автор: Анна Савельева   
Слово «Патриа́рх» - образовано от πατήρ — отец и ἀρχή — господство, начало, власть.
Древний свет лампады в эту ночь казался последней светящейся точкой старости, уходящей в синие предвечные дали.
В. А. Никифоров-Волгин «Древний свет».

Когда читаешь многочисленные статьи посвященные памяти покойного Патриарха, задаешься вопросом, кем он был именно для тебя, какое значение сыграл в твоей жизни. Я, как и большинство простых православных верующих, не знала Патриарха лично, видела только издалека или по телевизору и воспринимала его отстраненно. Просто живешь и знаешь: где-то есть Патриарх, он управляет Церковью, молится за нас, решает церковные проблемы… Все просто, понятно, меня не касается. Но вот утром в один из дней начала декабря в комнату вошла мама и сказала: «Патриарх умер». И что-то изменилось, какая-то опора сломалась. В людях поселилась тревога, почему-то многих стало волновать, что же теперь будет с Церковью, как это коснется нас, обычных прихожан…

И вот это-то волнение, эти тревога и слезы в глазах людей, никогда даже не встречавшихся со Святейшим, и были главным свидетельством того, что он был близок и дорог всем верующим, действительно был нашим Предстоятелем.

Каждый год 1 сентября Святейший приезжал на Престольный праздник в московский Донской монастырь. Множество людей с искренней радостью и восхищением смотрело на Патриарха, на его величественную фигуру. Это величие, вообще такое редкое в наше мелочное, суетное время, было, может быть, одной из отличительных черт Его Святейшества (невольно вспоминалось и его дворянское происхождение, и воспитание, и то, что русскому языку учил его расстрелянный за веру известный православный писатель В. А. Никифоров-Волгин). Царственность, достоинство – и в то же время простота, теплота к людям – редкое сочетание качеств, очень располагавшее к Патриарху. Когда после Литургии он шел из алтаря Донского собора через храм к выходу, все спешили получить его благословение как дар Божий, да просто услышать слова поздравлений и увидеть его улыбку. А когда Патриарх уже выходил на крыльцо, начинался салют и военный оркестр играл «Прощание славянки», люди, оставшиеся внутри собора, приникали к окнам, приподнимались на цыпочки, только бы разглядеть удаляющийся сквозь плотную толпу белый клобук.

Когда в 1918 году на Всероссийском Церковно-Поместном Соборе Православной Российской Церкви решался вопрос о восстановлении Патриаршества, представитель от крестьян сказал: "Нет у нас больше царя-батюшки, которого мы бы любили. А потому как Синод любить невозможно, мы, крестьяне, хотим, чтобы был Патриарх". С тех пор мало что изменилось: народу по-прежнему нужен человек, которого он бы почитал и любил. Таким человеком был Патриарх Алексий II. Его любили.

В истории России и Православной Церкви каждому периоду времени удивительно точно подходил свой Предстоятель. Наверное в 90-е годы нам был дан именно Патриарх Алексий, потому что во время неразберихи, неустроенности в стране он являлся символом обессиленной, загнанной, но возрождающейся Церкви – того, что еще вселяло надежду и уверенность в душах не только верующих.

Людей, подобных покойному Патриарху по внутренней и внешней культуре, интеллигентности, аристократизму, сейчас почти не осталось. Словно он был отголоском еще дореволюционной России, с ее красотой, праздничностью, торжественностью…

Ему выпало очень трудное время. Нет, верующих не гнали, не сажали в лагеря, не громили храмы. Но разве может Церковь радоваться, если плохо Родине и народу? И уже легендарной стала история о том, как до потери сознания молился Патриарх во время «путча» 91-ого года перед Владимирской иконой Богородицы, как много веков назад это делали его предшественники, и, возможно, именно по его молитвам мы избежали тогда большой гражданской войны.

А еще удивительно то, как закончилась его земная жизнь. В мае 2007 года был подписан Акт о воссоединении Русской Православной Зарубежной Церкви с Русской Православной Церковью Московского Патриархата. Спустя полгода, на праздник Торжества Православия, скончался Первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр, исполнивший, возможно, главную задачу своей жизни. А еще через несколько месяцев, после тяжелейшего (не только физически, но и нравственно), но такого необходимого визита на Украину, ушел в вечность наш Патриарх. Последним его богослужением, за несколько часов до смерти, был молебен в Донском монастыре у мощей святого Патриарха Тихона. Его Святейшество часто приезжал, как ласково говорили в народе, «в гости» к своему предшественнику. Тогда это была последняя встреча двух Патриархов в Земной Церкви. Следующая, мы верим, произошла уже в Церкви Небесной, на исходе праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Теперь к Алексию II приезжают в Елоховский собор, тихо стоят у его надгробия, часто плачут. Молятся и верят, что и Там, в другой жизни, он все так же просит Бога за Россию и свою паству, как просил здесь. А на всех приходящих смотрит с портрета 15-ый Патриарх.

Нажмите, чтобы вернуться назад