Ко Дню памяти и скорби
Автор: Анна Савельева   
22.06.2015 23:17

Жить и сгорать у всех в обычае,

Но жизнь тогда лишь обессмертишь,

Когда ей к свету и величию

Своею жертвой путь прочертишь.

Б. Пастернак.

Был тихий рассвет. В окошко крайней избы, к которой квартировался старший лейтенант Иван Иванов, постучали: «Тревога!» Он привык к этому слову. Столько раз по этому сигналу он на учениях поднимал в воздух своих истребителей. Поэтому и сейчас он не удивился и не заподозрил ничего необычного. Жена на всю жизнь запомнила его последние слова: «Скоро вернусь, подожди. Днем в полку спортивный праздник. Пойдем вместе…» Чтобы никого не будить, он осторожно выпрыгнул в окошко и сел на велосипед - быстрее добраться до аэродрома.

 

Реконструированный дом Иванова
Реконструированный дом Иванова
И. И. Иванов
И. И. Иванов
А.К. Серов
А.К. Серов, племянник И. И. Иванова (на фото справа). В 17 лет добровольцем ушел на фронт. 35 лет прослужил в Военно-морском флоте. Награжден несколькими орденами. Написал воспоминания о дяде.

Но «тревога» в то утро оказалась боевой. И нужно было не потерять самообладание, быстро принять мысль о том, что началась война, что, сколько она ни продлится, с этого момента все изменилось: может быть, ты нескоро увидишь жену (а она ведь еще ничего не знает…) и сына (какого огромного медведя мы с ним слепили из снега прошлой зимой!), и всю родню (они под Москвой, может, и не дойдет до них война… конечно, не дойдет, нас же нельзя победить… скоро это все закончится!). Жизнь после этого утра будет совсем другой. Да и будет ли она вообще, твоя жизнь?..

А ведь только вчера после учений командир спросил лучшего летчика: «Представьте себе, что здесь настоящий бой, и у Вас закончились боеприпасы. Что бы Вы сделали?» А он, старший лейтенант Иванов, не колеблясь, ответил: «Пошел бы на таран». И вот уже сегодня нужно ответить за сказанные слова, да и не только за них – за всю жизнь, такую короткую… Что такое 32 года для целой жизни на земле?

Это был один из первых воздушных боев, на 25-ой минуте Великой Отечественной войны. Звено летчика Иванова сбило один из вражеских самолетов, а остальные стали отходить к границе. У наших закончилось горючее, и они уже возвращались на аэродром. В это время неожиданно появился еще один немецкий бомбардировщик. У лейтенанта Иванова уже не осталось боеприпасов . Но за его спиной был военный аэродром, дальше – мирная деревня, а за ней –еще одна… А там, за горизонтом, далеко-далеко - его родной дом у тихой речки с каким-то по-детски трогательным названием – Любосеевка. И мальчишка сквозь высокую траву и предрассветный туман ведет жеребенка на водопой. А мальчишка этот – он сам в совсем недавнем детстве. Над ним светлеет июньское небо… Он искупает жеребенка, а потом побежит помогать отцу в кузнице. Вечером съедется вся родня, завтра же «Гребневская» - престольный праздник, будет ярмарка, карусели на лужайке перед церковью… А мама будет петь на клиросе, у нее такой чистый голос! Они, Ивановы, все голосистые. Но его, Ваню, особенно хвалят, говорят, его пение за душу берет… Как же хорошо было, уже учеником летной школы, приезжать домой погостить. Вернешься с сенокоса, день еще только начинается и поют соловьи. Маленький племянник прибежит навстречу, расплескивая в руках кринку с молоком…

Утром 22 июня 1941 года в старом доме на окраине деревни Чижово раздался женский плач. Только что по радио объявили: «Летчик-истребитель, командир авиазвена старший лейтенант Иванов в небе Западной Украины над городом Ровно совершил таран. Пилот геройски погиб».

Прошло почти 70 лет. Нет больше деревни Чижово, она теперь – район разросшегося города. Напротив дома, в котором осенью 1909 года родился будущий Герой Советского Союза Иван Иванович Иванов, стоит его памятник. Сам дом, на берегу теперь уже сильно обмелевшей Любосеевки, недавно сгорел, но теперь восстановлен, и в нем будет музей Воинской славы города. Может быть, это поможет новым поколениям фрязинцев не забыть о своем земляке, сыне деревенского кузнеца, простом крестьянском парне, который так же, как и они, очень любил жизнь, но знал, что ею нужно пожертвовать, чтобы спасти тысячи других людей.

Очень символично видится сегодня его подвиг – первый воздушный таран Великой Отечественной войны совершил летчик с самым русским именем – Иван Иванович Иванов. Один из многих поколений «русских Иванов», которые погибали за Отечество на Куликовом поле и на поле Прохоровском, при Бородине в 1812 году и под Москвой - в 1941.

Дай Бог, чтобы больше не было войны и не нужно было бы никому погибать. Но только пусть не пресекаются в России эти «поколения Иванов», благодаря которым мы сейчас живем. Ведь подвиг – это не сиюминутное действие. Это состояние души человека, настолько любящего, что он готов полностью отказаться от себя ради своих близких и дальних, знакомых и неизвестных. Даже ради тех, кого тогда еще не было на свете. Ради нас, дорогой читатель.

Посвящается Герою Советского Союза
Ивану Ивановичу Иванову,
совершившему воздушный таран
на 25-ой минуте войны.

 

 

«Deutschland, Deutschland,

 

 

Uber alles!»*

 

 

Бредни сбывались,

 

 

Как будто сбывались:

 

 

Пала Европа чванливая ниц.

 

 

И в небе России – Ганс или Фриц.

 

 

Но с первых мгновений

 

 

Немыслимо странно

 

 

Рушатся Гитлера

 

 

Страшные планы -

 

 

В небе рассветном

 

 

Пошел на таран

 

 

Русский

 

 

Иван…

 

 

Какая сверхсила

 

 

Его возносила?

 

 

Какая стихия?

 

 

Просто Россия.

 

 

Россия…

 

*«Германия, Германия превыше всего».


Стихи Сергея Савельева
Нажмите, чтобы вернуться назад