На пороге «Золотого века» Гребнева. Князья Трубецкие.

«Спаситель Отечества».

Малозаметные в русской истории удельные князья Трубецкие выдвинулись при Иване Грозном в период опричнины. Отец владельца Гребнева Тимофеев Романович нес службу на Украине, а в старости, уже будучи думным боярином (т.е. боярином, заседавшим в Боярской Думе – ред.), выполнял для Бориса Годунова ответственные дипломатические поручения. Но при дворе князя заподозрили во внезапной смерти жениха царевны Ксении Годуновой датского принца Иоанна. Не выдержав подобных сплетен старый князь ушел в монастырь и вскоре умер.

Хозяин Гребнева князь Дмитрий также начал свою службу на юго-западных окраинах государства и завоевал там популярность среди народа. В Смутное время роль князя в политической жизни России была весьма противоречивой. В частности известно, что при Лжедмитрии II он стал боярином. В 1611 был одним из организаторов и руководителей Первого ополчения. После раскола ополчения (июнь 1611) остался вместе с И. М. Заруцким под Москвой во главе так называемых подмосковных таборов, которые блокировали польский гарнизон, а затем вместе с князем Д. М. Пожарским возглавил временное русское правительство.

Князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой
Князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой

О заслугах правителя Московского государства говорит грамота Земского собора: «Божией милостью Великих государств Российского царствия митрополиты, и архиепископы, и епископы, и архимандриты, и игумены, и весь священный собор, и цари, и царевичи разных земель, которые служат в Московском государстве, и бояре, и окольничие, и стольники, и стряпчие, и дворяне, и приказные люди, и дворяне из городов, и дети боярские, и всякие служивые и гости, и торговые и всяких чинов люди Московского государства приговорили боярину и воеводе, князю Дмитрию Тимофеевичу Трубецкому дати в вотчину Вагу со всеми волостными и с доходы… за его боярина князя Дмитрия Тимофеевича к Московскому государству многия службы, и за радения, и за промысел, и за дородство, и за храброство, и за кровь…»

Грамота также приводит важный факт всенародного выдвижения Трубецкого на пост правителя земли Русской: «…И мы, видя его на… мщение всем сердцем подвижна, собрался к нему, и за разум его и премудрость, и за его дородство, и за храбрость, и за правду, и за ревнительство по святых Божиих церквей, и по великородству его, в московском государстве правителем избрали, и пришед под Москву большой каменый Царев город (Китай-город – ред.) все ворота и башни взятия взяли, а после того новый Девичий монастырь». Итак, до прибытия Минина и Пожарского, Трубецкой был правителем Московского государства, освободил Китай-город и Новодевичий монастырь. До восшествия на престол нового царя, Дмитрий Тимофеевич рассматривался как один из претендентов на трон.

На венчании Михаила Романова на царство Трубецкой вместе с Пожарским несет главные регалии самодержавной власти – скипетр и державу.

Впоследствии князь освободил Новгород от шведов и умер в 1625 году воеводой в Тобольске.

Московские палаты князя находились в Кремле, рядом с царскими, что подчеркивало особое положение Трубецких – называемых ближними боярами – при дворе и выделяло их среди других знатных семей. Здания княжеского двора просуществовали до середины 18 века, когда на их месте знаменитым архитектором М. Ф. Казаковым было построено здание Сената, и по сей день украшающее Кремль.

А в подмосковном имении князя запруживается речка Любосивля и появляется первая мельница, но само имение было очень малолюдным, в нем жило не более сотни крестьян.

Расцвет «подмосковной».

Князь Иван Юрьевич Трубецкой
Князь Иван Юрьевич Трубецкой

В начале 18 века хозяином Гребнева становится генерал, впоследствии сенатор и фельдмаршал, князь Иван Юрьевич Трубецкой. В 1700 году под Нарвой князь попадает в шведский плен, который продлится 17 лет. Вскоре к князю приезжает жена Ирина Григорьевна с новорожденной дочерью Анастасией. Условия для высокопоставленных пленников в те времена были очень комфортными, и выросшая в Европе юная княжна Анастасия Трубецкая получила прекрасное образование. Когда ее семья вернулась из плена в петровскую Россию, царь был поражен ее умом, образованностью и красотой. Петр сам просватал княжну за 46-летнего молдавского господаря (Господа́рь — титул правителей Молдавского княжества и Валахии в XIV—XIX вв. - прим.) Дмитрия Кантемира, и их дом стал одним из первых в петербургском высшем свете. Восторженные воспоминания об Анастасии Кантемир сохранились у многих ее современников. Она отличалась от многих людей своего круга не только образованностью, но и благонравием. Княгиня Анастасия и ее единокровный брат Иван Бецкий, видный просветитель своего времени, тяготились царившими в тот период в высшем обществе распущенностью и жестокостью. Пасынок княгини известный поэт-сатирик Антиох Кантемир называет их «ученой дружиной». Трубецкие тайно поддерживали царевну Елизавету, и та, став императрицей, особенно выделяла «ученую дружину» и в частности княгиню Кантемир.

Башня ограды
Башня ограды - единственная постройка, сохранившаяся со времен князей Трубецких

В то время начался расцвет подмосковных усадеб: становятся известными загородные резиденции Голицыных Архангельское, Чашниково Нарышкиных, Покровское Стрешневых, а падчерица княгини Мария Кантемир обустраивает находящееся недалеко от Гребнева Улиткино. И княгиня Анастасия начинает уделять Гребневу особое внимание. В 1736 году она прикупает у князей Вяземских соседнее сельцо Топорково, начинается перепланировка и обновление будущей усадебной территории, границы которой были отмечены готическими башенками, частично сохранившимися до наших дней (вероятно, готический стиль был выбран по желанию хозяйки, проведшей юность в Швеции и выросшей среди европейских памятников архитектуры). На крепостных деятельность хозяйки отразилась положительно: не освобождая их, она позволили им свободно заниматься промыслами, и крестьяне начинают ткать шелк. Во всех этих действиях княгиню поддерживал ее управляющий Богдан Васильевич Умской. Известно также, что он следил за благоустройством усадьбы и поновлял утварь в церкви. Последние годы жизни княгиня посвятила благотворительности. В 1755 году она скончалась и была похоронена в Александро-Невской Лавре.

Дочь княгини Анастасии и Дмитрия Кантемира Смарагда (Екатерина), владевшая Гребневым после смерти матери, тоже была незаурядной личностью.

Княжна Екатерина родилась 19 мая 1720 года. Со временем княжна стала одной из самых известных и блистательных красавиц при дворе императрицы Елизаветы. Екатерина с детства была очень болезненной и, вероятно, с юного возраста знала, что не сможет иметь детей. Долгое время она отклоняла все предложения руки и сердца и только в уже довольно позднем возрасте в 1751 году вышла замуж за князя Дмитрия Михайловича Голицына (1721-1793), бравого капитана Измайловского полка, сына фельдмаршала, представителя одной из самых влиятельных и знатных русских семей. На свадьбе Екатерины и Дмитрия присутствовала императрица Елизавета.

Княгиня Екатерина Дмитриевна Голицына (Кантемир)
Княгиня Екатерина Дмитриевна Голицына (Кантемир)

В 1755 г. скончалась мать Екатерины Анастасия, и вскоре супруги Голицыны попросили разрешения уехать за границу для "поправки плохого самочувствия". Они покинули Россию вместе с дядей Екатерины Иваном Бецким и прибыли в Париж. Здесь они были приняты в высшем свете и при французском дворе. Их положение в обществе упрочила яркая индивидуальность Екатерины Голицыной, которая считалась превосходной клавесинисткой и, по словам современников, могла соперничать с лучшими итальянскими виртуозами в пении. В Музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина в Москве хранится портрет Екатерины Голицыной работы Луи Мишеля Ван Лоо. Она представлена здесь сидящей с собачкой и опирающейся на клавесин.

Именно Екатерину следует признать первой энтузиасткой развития акушерского дела в России. Благодаря ее финансовой и организаторской поддержке многие выпускники Московского университета смогли продолжить образование в Страсбургском университете, бывшем в то время самым передовым образовательным учреждением в области медицины. И клинические школы России пополнились собственными квалифицированными врачами, которые стали активно развивать отечественную школу "повивального" дела. Не имея собственных детей, княгиня всячески старалась улучшить медицинские условия для будущих матерей и новорожденных.

Спустя несколько лет Голицына назначили русским послом в Париже, и Смарагда-Екатерина стала настоящей звездой Версаля и Парижа. В 1761 г. Дмитрий Голицын получил новое дипломатическое назначение - полномочного представителя России в Вене. Однако он не смог отправиться в Австрию из-за тяжелой болезни супруги. Ее состояние было настолько тяжелым, она составила завещание, в котором отказала большую часть наследства мужу. В письме к своему кузену Александру Михайловичу Голицыну из Парижа Дмитрий Голицын сообщал о некотором улучшении в состоянии здоровья жены: «...ее болезнь немного уменьшилась, но она остается еще очень серьезной и откладывает снова мой отъезд в Вену, нежность, которую я питаю к ней, не позволяет мне ее покинуть, пока я не увижу ее вне всякой опасности…» К несчастью, это улучшение здоровья оказалось временным, и 2(13) ноября 1761 г. княгиня Екатерина Голицына скончалась. Муж тяжело переживал ее смерть. На следующий день он писал А.М.Голицыну о своей глубокой скорби из-за потери "человека, который составлял мое самое большое счастье, благодаря своей нежности ко мне и благодаря своим добродетелям, которые каждый день давали мне повод для восхищения..." Дмитрий Михайлович пережил супругу более, чем на 30 лет. В память о единственной любимой он завещал построить в Москве больницу для бедных, Голицынскую больницу (в начале XX века она вошла в состав Первой Градской больницы).



Нажмите, чтобы вернуться назад